Автор: Анна Иванова

Примерно два года тому назад, став членом дискуссионного клуба «Молодой политик» я определилась в своем мировоззрении и приняла решение взять курс не только на молодежную политику, но и на участие в разработке и реализации законопроектов, касающихся также и проблем старшего поколения.

По Домам – интернатам для престарелых…

Дом – интернат г. Минусинск фото Т. Ивановой

Существует поговорка: «Если ты не будешь заниматься политикой, то она будет заниматься тобой».

Со дня основания организации – 5 лет, я являюсь председателем Молодежной организации «ТАЛАНТ».

Все проекты, которые реализуются нашей инициативной группой, направлены на продвижение молодежных инициатив и решение проблем молодежи с серьезными ограничениями здоровья.

Деятельность нашей организации сформировала в моем сознании значимость и актуальность того, что мы делаем.

Примерно два года тому назад, став членом дискуссионного клуба «Молодой политик» я определилась в своем мировоззрении и приняла решение взять курс не только на молодежную политику, но и на участие в разработке и реализации законопроектов, касающихся также и проблем старшего поколения.

Разработала свою программу и приняла активное участие в предвыборной кампании в Законодательное Собрание Красноярского края. Для того, чтобы лучше знать положение, проблемы и условия жизни людей в интернатах для ветеранов, престарелых и инвалидов, и, конечно, с надеждой на определенную помощь и поддержку моей программы с их стороны, я посетила более десяти таких Домов, находящихся в разных городах и районах края.

Цель моего повествования (понятно, что оно не может быть абсолютно исчерпывающим) - в сжатой и доступной форме познакомить вас, уважаемые читатели, с условиями жизни и настроениями людей, которые там проживают.

Невозможно дать четкое определение всему тому, что я узнала и увидела. Я надеюсь, что это будет способствовать не слишком критическому отношению к прочитанному.

Здания, в которых довелось побывать очень разные.

Есть большие, просторные корпуса, но неуютные – слишком казенные. Из оконных щелей и входных дверей тянет так, что руки хочется запрятать в карманы. И закутаться во что- нибудь теплое. Да и мебель давно пора заменить. Она здесь совершенно не приспособлена и неудобная, абсолютно не отвечающая специфическим потребностям инвалидов. На всем лежит печать бедности, запустения. Смущают туалеты. Вид их настолько неприглядный, что даже заходить туда не хочется. А запах такой, что не спасёт никакая дезинфекция…

Есть здания небольшие, и ощущаешь в них себя по-домашнему. Но и в них – запах. Приходит мысль, что вентиляционная система либо не функционирует, либо не соответствует требованиям.

Есть здания, рассчитанные на небольшое количество жителей, в которых нет вообще туалетов, да и вообще каких-либо санузлов. Как говорится – удобства на улице. Очень тяжело было слышать от директора одного из интернатов, что люди очень преклонного возраста, зачастую плохо передвигающиеся, вынуждены ходить по нужде на улицу. Часто падают прямо в этих кабинках. Травмируются. Бывают случаи, что престарелые мужчины плачут от стыда, когда их отмывают после посещения таких удобств.

Конечно, состояние зданий и корпусов, хотя и нагоняло на нашу команду тоску, не повлияло на проведение встреч с работниками и жителями домов – интернатов.

Мне, еще не имеющей большого жизненного опыта, но получающей соответствующее образование, необходимо знать - какие причины вынудили людей стать жителями этих Домов и получить в них постоянную прописку.

У каждого человека своя судьба. Но что бы не ранить их, я в беседах не задавала этого вопроса.

Я уверена – что почти каждый из этих людей – словно комнатный цветок, пересаженный в землю, открытую всем ветрам, который не в состоянии оценить прелести открытого грунта, может зачахнуть. Словосочетание – Дом престарелых – не ласкает слух. А уж если получишь путевку для проживания в таком месте – естественное состояние – шок. И через него нужно пройти. Кабала ужасна, она отнимает у человека смысл жизни. Крадет веру и гасит надежду. Это одиночество и отчаяние. Но проходит какой-то отрезок времени и приходит осознание, что люди существуют не сами по себе. Они живут в обществе, и целиком и полностью от него зависят. От сложившейся системы. И от других людей. Все в жизни взаимосвязано.

Первые минуты встречи – напряженная тишина. Но не зловещая. Люди приглядываются к тебе и твоей команде. Ощущается неприкрытое недоверие во взглядах. Слушают. Закончив свою речь, передаю слово доверенным лицам. И пока юристы разъясняют жителям некоторые непонятые пункты моей программы, я вглядываюсь в лица.

В некоторых отражаются скорбь и отчаяние, в других – радость, добро и надежда

Одним постоянно требуется повод, чтобы напоминать окружающим, что они очень несчастны, их следует постоянно жалеть.

Вторые просто не умеют быть счастливыми. Привычнее всего ощущают себя, заливаясь слезами и издавая стоны.

Третьи считают, что звание сироты вызывает у многих людей желание посочувствовать.

Но есть еще люди косные и ограниченные.

А у тех, кто неподвижен – боязнь всего нового

Есть и с нечеловеческим напряжением во взгляде – словно у него на спине лежит бетонная плита

У иных – глаза, как бы затянуты серой дымкой, туманом, за которым ничего не угадать.

Пока всматриваешься – находишься на грани отчаяния и испытываешь ужас от невозможности помочь прямо сейчас, сегодня и здесь.

Кажется, что вот в этом интернате я натолкнусь на глухую стену непонимания. Но, выслушав нас внимательно, люди, сначала несмело (а потом уж входят в раж) начинают предъявлять претензии и задавать волнующие их вопросы. Иногда ситуация, казалось, выходит из-под контроля. Потому что, у людей преклонного возраста и лишенных здоровья существует множество поводов для трагического восприятия жизни. Здесь, как в электричке – у каждого своя правда. Одному дует, а другому дышать нечем.

Народ этот – очень разный. У каждого свои претензии, свои амбиции, за каждым стоит своеобразная история.

Были моменты, что внутри зрела обида – конечно плохой советчик, особенно когда тебе кажется, что все вокруг глядят на тебя с откровенной жалостью и презрением. Я справлялась, как могла, со своими эмоциями и жестко «брала себя в руки»

Приходилось завладевать вниманием аудитории по принципу «формирование событий силой мысли». Если ты чего-то сильно захочешь, то обязательно сможешь. А если хочешь и можешь, то обязательно получится.

В таких случаях я старалась спокойным голосом донести до сознания людей одну лишь фразу: «Мы очень просим Вас: скажите и Вы свои веские, добрые и основанные на законе слова, которые помогли бы нам, еще не имеющим жизненного опыта, разобраться в ваших проблемах и донести их до власть имущих. Полагаю, что вы понимаете – надо торопиться. Ситуация может измениться, и тогда останется только сожалеть о потерянном времени»

И, в добрый час сказать, срабатывало. Люди проникались доверием. Беседа перетекала в необходимое русло.

И в дальнейшем ходе встречи уже не слышались ни жалобы, ни даже намеки на видение мира в черном цвете. Наоборот, от людей начинала исходить такая могучая жизненная энергия, такой оптимизм…люди преклонного возраста с удовольствием давали нам наказы и делились идеями, как можно исправить ту или иную ситуацию. Со всех сторон сыпались советы, подсказки, что сделать так, а что наоборот.

Диву даешься, до чего наши старики, если к ним подойти с уважением, отзывчивы. Они не держатся за свою неповторимость, не таятся ни от кого. От чистого сердца дают советы. Большинство из них глубоко в душе все-таки являются патриотами своего отчества. Пусть своеобразными.

Бывает ли еще такое тепло?

Возвращаясь из двухнедельной поездки по городам и районам края, мы делились впечатлениями и ни с чем не сравнимыми воспоминаниями. Все были удовлетворены приобретенным колоссальным опытом общения с обездоленным старшим поколением и инвалидами, не имеющими своего угла. И хотя положение в России тяжелое, не обеспечивающее решение проблем людей, проживающих в специализированных интернатах, после этого вояжа у представителей моей команды есть все основания надеяться на лучшее. Поскольку дорога к улучшению жизни вымощена взаимопониманием между людьми.

Когда уже, уставшие от дальней дороги, в машине все притихли, я думала, что любой человек может оказаться в ситуации тех людей, с которыми мы встречались.

Я сидела, держа в руке мобильный телефон, и размышляла, что нужно успеть настелить толстый – толстый слой соломы на ухабистую дорогу жизни. И мечтала о том, чтобы от этой поездки остались только хорошие проектные идеи, хорошие воспоминания. А весь негатив пусть растворится в огромном мегаполисе, размажется в суете буден

Надо жить.

Анна Иванова